Алёна Фроловна (evfimi) wrote,
Алёна Фроловна
evfimi

Categories:

Иллюстрации Либико Марайа к сказке Г.Х. Андерсена "Дикие лебеди"

   В детстве у меня был прекрасно иллюстрированный двухтомник сказок Андерсена, изданный в Болгарии софийским издательством "Народна младеж". Первый том был 1964 года издания, с иллюстрациями итальянского художника Либико Марайа, в этом томе были сказки "Храбрый оловянный солдатик", "Цветы маленькой Иды", "Дикие лебеди", "Гадкий утёнок". Второй том был 1965 года издания с иллюстрациями итальянского художника Бенвенути, в этом томе были сказки "Соловей", Оле-Лукойе", "Огниво", "Снежная королева", "Дюймовочка" и "Новое платье короля".
Мне из всех этих произведений больше всего нравилась сказка "Дикие лебеди". В этом материале иллюстрации Марайа к этой сказке.

Цитаты из сказки Ганса Христиана Андерсена "Дикие лебеди" с иллюстрациями Либико Марайа:

В крестьянском домике бедная маленькая Элиза играла зеленым листом, - других игрушек у неё не было. Проткнув в этом листе дырочку, Элиза смотрела сквозь неё на солнце, и ей казалось, будто она видит ясные глаза своих братьев; когда же по её щёчке скользили теплые лучи, она вспоминала, как братья целовали её.

Ганс Христиан Андерсен - Дикие лебеди (иллюстрация Либико Марайа)

смотреть дальше

И вот рано утром королева пошла в мраморную, всю убранную чудными коврами и мягкими подушками купальню, взяла трёх жаб, поцеловала каждую и сказала первой:
— Сядь Элизе на голову, когда она войдёт в купальню; пусть она станет такою же тупой и ленивой, как ты! А ты сядь ей на лоб! — сказала она другой. — Пусть Элиза будет такой же безобразной, как ты, и отец не узнает её! Ты же ляг ей на сердце! — шепнула королева третьей жабе. — Пусть она станет злонравной и мучится от этого!

Ганс Христиан Андерсен - Дикие лебеди (иллюстрация Либико Марайа)

Недолго пробыла она в лесу, как уже настала ночь, и Элиза совсем сбилась с дороги; тогда она улеглась на мягкий мох, прочла молитву на сон грядущий и склонила голову на пень. В лесу стояла тишина, воздух был такой тёплый, в траве мелькали, точно зелёные огоньки, сотни светлячков, а когда Элиза задела рукой за какой-то кустик, они посыпались в траву звёздным дождём.

Ганс Христиан Андерсен - Дикие лебеди (иллюстрация Либико Марайа)

Увидав в воде своё лицо, Элиза совсем перепугалась, такое оно было чёрное и гадкое; и вот она зачерпнула горсть воды, потёрла глаза и лоб, и опять заблестела её белая нежная кожа.

Ганс Христиан Андерсен - Дикие лебеди (иллюстрация Либико Марайа)

Утолив голод, Элиза подпёрла ветви палочками и углубилась в самую чащу леса. Там стояла такая тишина, что Элиза слышала свои собственные шаги, слышала шуршанье каждого сухого листка, попадавшегося ей под ноги. Ни единой птички не залетало в эту глушь, ни единый солнечный луч не проскальзывал сквозь сплошную чащу ветвей. Высокие стволы стояли плотными рядами, точно бревенчатые стены; никогда ещё Элиза не чувствовала себя такой одинокой.

Ганс Христиан Андерсен - Дикие лебеди (иллюстрация Либико Марайа)

Отправившись дальше, Элиза встретила старушку с корзинкой ягод; старушка дала девушке горсточку ягод, а Элиза спросила её, не проезжали ли тут, по лесу, одиннадцать принцев.
— Нет, — сказала старушка, — но вчера я видела здесь на реке одиннадцать лебедей в золотых коронах.

Ганс Христиан Андерсен - Дикие лебеди (иллюстрация Либико Марайа)

<Когда солнце было близко к закату, Элиза увидала вереницу летевших к берегу диких лебедей в золотых коронах; всех лебедей было одиннадцать, и летели они один за другим, вытянувшись длинною белою лентой...

Ганс Христиан Андерсен - Дикие лебеди (иллюстрация Либико Марайа)

Лишь раз в год позволено нам прилетать на родину; мы можем оставаться здесь одиннадцать дней и летать над этим большим лесом, откуда нам виден дворец, где мы родились и где живёт наш отец, и колокольня церкви, где покоится наша мать.

Ганс Христиан Андерсен - Дикие лебеди (иллюстрация Либико Марайа)

С Элизой остался только самый младший из братьев; лебедь положил свою голову ей на колени, а она гладила и перебирала его пёрышки. Целый день провели они вдвоём...

Ганс Христиан Андерсен - Дикие лебеди (иллюстрация Либико Марайа)

Превратившись на восходе солнца в лебедей, братья схватили сетку клювами и взвились с милой, спавшей крепким сном, сестрицей к облакам. Лучи солнца светили ей прямо в лицо, поэтому один из лебедей полетел над её головой, защищая её от солнца своими широкими крыльями.

Ганс Христиан Андерсен - Дикие лебеди (иллюстрация Либико Марайа)

Элиза увидела вокруг себя братьев, стоявших рука об руку; все они едва умещались на крошечном утёсе. Море бешено билось об него и окатывало их целым дождём брызг; небо пылало от молний, и ежеминутно грохотал гром, но сестра и братья держались за руки и пели псалом, вливавший в их сердца утешение и мужество.

Ганс Христиан Андерсен - Дикие лебеди (иллюстрация Либико Марайа)

И вот ей пригрезилось, что она летит высоко-высоко по воздуху к замку фата-морганы и что фея сама выходит ей навстречу, такая светлая и прекрасная, но в то же время удивительно похожая на ту старушку, которая дала Элизе в лесу ягод и рассказала о лебедях в золотых коронах.

Ганс Христиан Андерсен - Дикие лебеди (иллюстрация Либико Марайа)

Своими нежными руками рвала она злую, жгучую крапиву, и руки её покрывались крупными волдырями, но она с радостью переносила боль: только бы удалось ей спасти милых братьев!

Ганс Христиан Андерсен - Дикие лебеди (иллюстрация Либико Марайа)

— Пойдём со мной! — сказал он. — Здесь тебе нельзя оставаться! Если ты так добра, как хороша, я наряжу тебя в шёлк и бархат, надену тебе на голову золотую корону, и ты будешь жить в моём великолепном дворце! — И он посадил её на седло перед собой; Элиза плакала и ломала себе руки, но король сказал: — Я хочу только твоего счастья. Когда-нибудь ты сама поблагодаришь меня!
И повёз её через горы, а охотники скакали следом.

Ганс Христиан Андерсен - Дикие лебеди (иллюстрация Либико Марайа)

Но вот король открыл дверцу в маленькую комнатку, находившуюся как раз возле её спальни. Комнатка вся была увешана зелёными коврами и напоминала лесную пещеру, где нашли Элизу; на полу лежала связка крапивного волокна, а на потолке висела сплетённая Элизой рубашка-панцирь; всё это, как диковинку, захватил с собой из леса один из охотников.
— Вот тут ты можешь вспоминать своё прежнее жилище! — сказал король. — Тут и работа твоя; может быть, ты пожелаешь иногда поразвлечься среди всей окружающей тебя пышности воспоминаниями о прошлом!

Ганс Христиан Андерсен - Дикие лебеди (иллюстрация Либико Марайа)

Она знала, что может найти такую крапиву на кладбище, но ведь она должна была рвать её сама; как же быть?
«О, что значит телесная боль в сравнении с печалью, терзающею моё сердце! — думала Элиза. — Я должна решиться! Господь не оставит меня!»
Сердце её сжималось от страха, точно она шла на дурное дело, когда пробиралась лунною ночью в сад, а оттуда по длинным аллеям и пустынным улицам на кладбище.

Ганс Христиан Андерсен - Дикие лебеди (иллюстрация Либико Марайа)

Вечером у решётки раздался шум лебединых крыльев - это отыскал сестру самый младший из братьев, и она громко зарыдала от радости, хотя и знала, что ей оставалось жить всего одну ночь; зато работа её подходила к концу, и братья были тут!

Ганс Христиан Андерсен - Дикие лебеди (иллюстрация Либико Марайа)

Жалкая кляча везла телегу, в которой сидела Элиза; на неё накинули плащ из грубой мешковины; её чудные длинные волосы были распущены по плечам, в лице не было ни кровинки, губы тихо шевелились, шепча молитвы, а пальцы плели зелёную пряжу. Даже по дороге к месту казни не выпускала она из рук начатой работы; десять рубашек-панцирей лежали у её ног совсем готовые, одиннадцатую она плела. Толпа глумилась над нею.

Ганс Христиан Андерсен - Дикие лебеди (иллюстрация Либико Марайа)

И они теснились вокруг неё, собираясь вырвать из её рук работу, как вдруг прилетели одиннадцать белых лебедей, сели по краям телеги и шумно захлопали своими могучими крыльями. Испуганная толпа отступила.
— Это знамение небесное! Она невинна, — шептали многие, но не смели сказать этого вслух.
Палач схватил Элизу за руку, но она поспешно набросила на лебедей одиннадцать рубашек, и… перед ней встали одиннадцать красавцев принцев, только у самого младшего не хватало одной руки, вместо неё было лебединое крыло: Элиза не успела докончить последней рубашки, и в ней недоставало одного рукава.
— Теперь я могу говорить! — сказала она. — Я невинна!

Ганс Христиан Андерсен - Дикие лебеди (иллюстрация Либико Марайа)

http://top-antropos.com/literature/item/97-libico-maraja

 

Tags: Живопись
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments