evfimi

Categories:

Третьяковка – связь времён

«Человеку необходимо соприкосновение с прекрасным, если он хочет долго и счастливо жить.  Ему важно утолить жажду познания. Вот для чего нужно слушать старых актёров, музыкантов, поэтов, учёных, писателей. Непременно их читать. Любоваться их картинами, наслаждаться их игрой на сцене. В творения этих мастеров вошла частица жизни, и они излучают её».
Из книги Ярослава Говорки "Дорога к долголетию"

Я приглашаю вместе прогуляться по залам Третьяковки. А экскурсоводом, причём экскурсоводом с отличным чувством юмора, будет знаток и тонкий ценитель искусства Андрей Усачёв, написавший замечательную книгу «Прогулки по Третьяковской галерее». Эта книга – одновременно альбом репродукций и собрание стихотворений.

Предисловие к книжке написал художник Виктор Чижиков, знаменитый создатель олимпийского Мишки: «В своих письмах с фронта отец писал мне: "Потерпи ещё немного, сынок, вот добьём фашистов, вернусь домой, снова пойдём с тобой в Третьяковку..." Третьяковская галерея вошла в мою жизнь довольно рано, когда мне было три или четыре года». 

Пусть Третьяковка войдёт в жизнь и сегодняшних трёх-четырехлетних! Благодаря стихам Андрея Усачёва, простым и весёлым, современным и вместе с тем точно передающим атмосферу ушедшего времени, отображённого на картине, это совсем нетрудно.

Книга для тех детей, кто любит рассматривать картины и слушать истории о них. Для тех, кто только начинает знакомиться с наследием русских художников. Любой обладатель этой книги – будь то взрослый или ребёнок, не имеющие возможности посетить Третьяковскую галерею, могут ознакомиться с творчеством выдающихся художников и восхититься величием и волшебством их творений. 

Итак, приглашаем на экскурсию...

Большая вода

И. И. Левитан «Весна – большая вода», 1897
И. И. Левитан «Весна – большая вода», 1897

Деревья в холодной воде по колено,

Весною случилась большая беда:

Пошла по деревне большая вода.

Потоком снесло и забор и сарай,

Поплыли стога прошлогоднего сена,

А в погреб за свёклой хоть с лодки ныряй!

Конечно, вернётся река в своё русло.

Забудутся беды. Промчатся года.

И станет светло и немножечко грустно,

И вспомнится эта большая вода…

Как в школу на лодке возили детишек

И рыба шальная вплывала в дома.

Как бабушка Марфа сидела на крыше,

А папа поймал под кроватью сома.

Ах, сколько историй и приключений

Принёс с собой паводок этот весенний…

И даже становится жаль иногда, 

Что редко бывает большая вода.

Утро в сосновом бору

И. И. Шишкин «Утро в сосновом лесу», 1889
И. И. Шишкин «Утро в сосновом лесу», 1889

Утром в сосновом бору

Затеяли мишки игру:

Забравшись на дерево, мишки

Кидали сосновые шишки…

А мама-медведица сердится:

– Слезайте! – кричит им медведица. –

Вы что же опять натворили?

Такую сосну повалили!

Но маму не слушают дети.

Довольны собою медведи:

– Пусть с виду мы косолапые,

Зато мы ребята не слабые!

Рожь 

И.И.Шишкин «Рожь»
И.И.Шишкин «Рожь»

Вокруг ни гор, ни леса, ни ручья.

Раскинулось шатром безкрайним небо.

И кажется, что эта рожь ничья

И всем голодным в мире хватит хлеба.

Ни на земле, ни в небе нет межи.

Гуляет по просторам взгляд безпечно.

И мы глядим на это поле ржи:

И даль светла, и радость безконечна.

Созрела рожь. Но нет ещё жнеца.

И кажется, что жизни нет конца.

Грачи прилетели 

А. К. Саврасов «Грачи прилетели», 1871
А. К. Саврасов «Грачи прилетели», 1871

Ещё не утихли метели.

Ещё не проснулись ручьи.

Но в город грачи прилетели.

– Грачи прилетели! Грачи!

Расселись они на берёзах:

Шумят, суетятся, кричат…

Спешат обустраивать гнёзда,

Чтоб высидеть к маю грачат.

Какое повсюду веселье!

Едва опустившись с высот,

Как будто букетик весенний,

Грач веточку в клюве несёт.

И с новой надеждой и верой

Посмотрит вокруг человек:

На мутное небо и серый,

Слежавшийся мартовский снег.

Растает на Вербной неделе,

А может быть, и на Страстной.

Но в город грачи прилетели,

И в воздухе пахнет весной.

Московский дворик 

В. Д. Поленов «Московский дворик», 1878
В. Д. Поленов «Московский дворик», 1878

Погожий летний день.

Обычный дворик.

Сарай, колодец, лопухи, трава.

Лет сто тому назад или сто сорок

Так выглядела матушка Москва.

…Среди двора фырчит покорно кляча:

Овёс с утра ей выдали сырой…

Младенец надрывается и плачет,

Оставлен глупой старшею сестрой.

В траве с котёнком возятся ребята,

Червей копают куры у крыльца,

И нет ни раскалённого асфальта,

Ни грохота Садового кольца.

Здесь можно поиграть с друзьями в прятки,

И погонять на крыше голубей,

И дать кусочек сахара лошадке,

И прицепить к чужим штанам репей.

Залезть бы в эту старую картину

И на траве весь день валяться всласть.

Как жаль, что не придумали машину,

Чтоб можно было в прошлое попасть.

Чтоб забрести в уютный этот дворик,

Пешком, конечно, а не на метро…

И увидать через дыру в заборе

Цветное петушиное перо.

Три богатыря 

В. М. Васнецов «Богатыри», 1898
В. М. Васнецов «Богатыри», 1898

Гремели славой в сказках и былинах

Три друга, три товарища старинных.

Плечом к плечу с врагами бились три богатыря:

Алёша, и Добрыня, и Илья.

Будь неприятель конный или пеший,

Коварный Змей Тугарин или леший –

На смертный бой летели через горы и поля

Алёша, и Добрыня, и Илья.

Прошло веков немало. Но доныне

Мы знаем эти лица по картине…

И память вечную хранит о вас родимая земля:

Алёша, и Добрыня, и Илья.

Алёнушка

Васнецов В.М. «Алёнушка»
Васнецов В.М. «Алёнушка»

Закатилось в чащу солнышко.

Хмурый лес вокруг стеной.

Пригорюнилась Алёнушка:

Как теперь ей жить одной?

Нету с ней ни милой матушки,

Ни родимого отца…

Слёзы капают на камушки

У лесного озерца.

Кто развеет думы горькие,

Кто поможет ей в беде?

Лишь камыш один с осокою

Отражаются в воде.

И родимая сторонушка

Всё печальней и грустней.

Жаль, не ведает Алёнушка,

Что случится дальше с ней.

Повстречает счастье девица

И любовь свою найдёт…

Ах, как весело надеяться,

Зная сказку наперёд.

Серый Волк 

Васнецов В.М. «Иван-царевич на Сером Волке»
Васнецов В.М. «Иван-царевич на Сером Волке»

О Сером Волке ходят толки:

Что злобны и коварны волки,

Что без особенных затей

Едят старушек и детей.

Не верьте! Волк бывает разный:

Пятнистый, бурый, белый, красный.

Немало гнусных есть волков.

Но Серый Волк – он не таков!

Да, он напасть на лошадь может,

Трёх поросят в минуту сгложет,

Козлят штук семь умнёт за раз…

Но Серый Волк не тронет вас.

Уж если вас полюбит Серый,

Он служит правдой вам и верой,

И вывезет вас из беды,

И принесёт живой воды.

Бывает, Серый Волк линяет.

Но дружбе он не изменяет.

А остальное – сказки, враки…

И их придумали собаки.

Бабушкины сказки 

Максимов В.М. «Бабушкины сказки», 1867
Максимов В.М. «Бабушкины сказки», 1867

За окошком бродит зимний вечер.

Тени разбрелися по светёлке.

‑ Расскажи, родная, как Иван-царевич

По лесу скакал на Сером Волке.

Бабушка отложит рукоделье.

И мгновенно просветлеют лица…

И поедет на печи Емеля,

И взлетит над облаком Жар-птица.

Слушают и взрослые, и дети,

Пусть сюжет давным-давно знаком.

А грудной младенец впитывает эти

Сказки с материнским молоком.

Затихает мышь над потолком, 

И сверчок за печью замолкает.

Только воет вьюга за окном,

Что её послушать не пускают.

Царевна Лебедь 

Врубель М.А. «Царевна Лебедь», 1900
Врубель М.А. «Царевна Лебедь», 1900

То ли в море, то ли в небе,

То ли в сказочной стране 

Пела песнь Царевна Лебедь 

О любви и о весне.

Звёзды сыпались сиренью.

Но закрыла небо мгла –

Злобный коршун тёмной тенью

Распростёр над ней крыла.

И художник был печален.

Всё глядел в ночную тьму:

Дева с чёрными очами 

Часто грезилась ему.

Звал его далёкий голос,

Нежный взгляд на помощь звал…

И художник милый образ

Рисовал и рисовал.

Чтоб развеять злые чары,

Чтобы в мир вернуть весну,

Приникал к холсту ночами,

Как к волшебному окну.

А когда портрет закончил,

Удивлён творец был очень:

Думал он, что это снится,

Но смотрела с полотна

Не царевна, не царица

И не сказочная птица,

А любимая жена.

Вот те и батькин обед! 

А. Г. Венецианов «Вот те и батькин обед!», 1824
А. Г. Венецианов «Вот те и батькин обед!», 1824

– Батька велел, уходя на покос,

Чтоб я поесть ему в поле принёс.

А ты опрокинул с обедом горшок…

Что ж ты наделал, глупый Дружок?

«Эпизод из войны 1812 года» 

И.М. Прянишников «Эпизод из войны 1812 года», 1874
И.М. Прянишников «Эпизод из войны 1812 года», 1874

Типично русская картина.

Типично русская равнина.

Типично русская зима…

Отряд крестьян типично русских,

Взяв в плен захватчиков французских,

Ведёт их греть в свои дома.

В руках рогатины да вилы,

Но полон величавой силы

И русской стойкости народ.

А вот француз, как фрукт тепличный,

Дрожит и мёрзнет. Вот типичный 

Войны народной эпизод.

* * *

(Холодный ветер зверски дует.

И снега в поле до колен…

Зима. Крестьянин, торжествуя,

Ведёт солдат французских в плен.)

Устный счёт 

Н.П. Богданов-Бельский «Устный счёт в народной школе С.А. Рачинского», 1895
Н.П. Богданов-Бельский «Устный счёт в народной школе С.А. Рачинского», 1895

От задачки этой пухнет голова:

Как в уме такую сумму сосчитать?

Если «пять» ответишь, то получишь «два».

Если «два» ответишь, то получишь «пять».

Опять двойка 

Ф.П. Решетников «Опять двойка», 1952
Ф.П. Решетников «Опять двойка», 1952

Глядит с немым укором мать.

Сердитый взгляд сестрицы Веры: 

"По сочинению?.. Опять?! 

Тебя не примут в пионеры!!!" 

И Вовка, маменькин сынок, 

Глядит, злорадствуя, на брата: 

"Меня не взял ты на каток... 

Дурак! Вот так тебе и надо!" 

Когда же вечером отец 

Придет со своего завода... 

И горке и катку – конец , 

Прощай, друзья, прощай, свобода! 

И только преданный Дружок 

Не огорчается нисколько – 

Он счастлив, что домой пришёл 

Его товарищ лучший Колька! 

Он тычет в друга мокрый нос: 

"Я рад тебе! Чего ж ты грустен?!" – 

Не понимает славный пёс, 

Что больше их гулять не пустят!

«Хождение по водам. Эскиз» 

А.А. Иванов «Хождение по водам. Эскиз», 1850
А.А. Иванов «Хождение по водам. Эскиз», 1850

Бушует буря. Быть беде.

Раскрыла ночь свой чёрный парус…

И вдруг Спаситель по воде

Идёт, едва волны касаясь.

Зовёт учеников своих:

– Бог не оставит тех, кто верит!.. –

И буйный ветер сразу стих,

И стихло озеро Киннерет.

Апостол Пётр шагнул в волну,

Испытывая страх и муку,

И крикнул: – Господи, тону! –

И протянул Спаситель руку.

Бог не оставит нас в беде,

Даст страждущим вина и хлеба.

Кто верит, ходит по воде

И поднимается на небо.

Кто верует в иную жизнь,

Не сгинет в сумрачной пучине…

А эта жизнь – всего эскиз

К другой, невидимой картине.

Один из залов с картиной Иванова "Явление Христа народу"
Один из залов с картиной Иванова "Явление Христа народу"

*Это только малая толика того, что описал Андрей Усачёв.

В Третьяковской галерее
Притворяясь беззаботным,
Я хожу, как на свиданье,
К акварелям и полотнам.

В ней, порой, непостижимо
Раскрывается сюжет.
И любая здесь картина
Это времени портрет.

#сновавесна

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded