January 3rd, 2014

ВРЕМЯ БЫТЬ МУЖЧИНОЙ

СЕКСОЦЕНТРИЗМ СОЗНАНИЯ КАК ПСИХОТИЧЕСКИЙ СИМПТОМ

Человечество устало от секса. Ему не нужно его столько, сколько навязывает рынок. Анфиса Чехова, Зигмунд Фрейд, Шерон Стоун – вы уже задолбали со своим основным инстинктом, дайте пожить спокойно.

Это, наверное, самая страшная тайна современной цивилизации. Мало кому хватит смелости публично заявить: «Хватит голого мяса! Я вовсе не хочу каждый день взбивать пыль на своей или даже чужой постели! И через день – тоже не хочу. Мне уже не интересно смотреть на женщин, потому что с них нечего снимать! Зачем эти сволочи, которые сидят в телевизионном пруду, интернетовом пруду и глянцевом пруду, так любят щекотать меня за яйца?! У меня есть много других интересов и желаний! Товарищ милицейский-полицейский, чего Вы стоите, сделайте уже что-нибудь с этими озабоченными. Вы же видите – они нарушают мое право на неприкосновенность».

«В мужском организме есть маленький орган, который всегда голоден, если его пытаются удовлетворить, и всегда удовлетворен, если его держат в голоде» Стоит только кому-нибудь сказать нечто подобное, как его тут же обвинят в лучшем случае в гомосексуализме, в худшем – в импотенции. А импотенты – это самая дискриминируемая каста, хуже негров и террористов. Поэтому никто не говорит. Я первый. Знаете, как страшно?! Вот сейчас зажмурюсь и продолжу.

У меня все нормально. И с мужским здоровьем, и с сексуальной ориентацией, и даже с семьей. Я не маньяк и не ханжа. Я люблю свою жену, причем не только как мать моих детей. Я умею смотреть на хорошую женскую фигуру и желать ее обладательнице достойного жениха, особенно если фигура – не единственное, что девушка может предложить. Я даже могу, глядя на очередной проплывающий мимо кораблик в юбке, вздохнуть о чем-то таком, но только вздохнуть, потому что жена у меня строгая, чуть что – сразу наносит моральный ущерб.

Иногда я езжу в такие командировки, где нет телевизора, Интернета и живых женщин, зато хватает свежего воздуха, тишины, деревьев и физических нагрузок. Эти поездки бывают долгими. И каждый раз я удивляюсь одному и тому же: никаких претензий моему организму «основной инстинкт» не предъявляет. Когда нет никаких внешних раздражителей, никто не сверкает кожным покровом, то половое уходит на второй план, уступая место человеческому.

Однажды я оказался в психушке и разговорился там с главврачом. Так получилось, что эта больница была вынуждена делить территорию с монастырем, поэтому интервью быстро перекинулось на тему воздержания: что это – норма или отклонение?

Ответ медицинского работника, который, несмотря на близость к монастырю, был далек от воцерковления, меня поразил. Он, то есть она сказала примерно следующее: потребность человеческих особей в сексуальном общении на сегодняшний день чудовищно преувеличена. Тот уровень сексуальности, который задается информационным пространством как норма, свойственен разве что людям больным, причем не только психически. Сексоцентризм сознания характерен, к примеру, для первой стадии туберкулеза, некоторых кожных заболеваний и даже проказы. Не говоря уже о том, что исключительно сильная потребность в сексе наблюдается у большинства пациентов психиатрических клиник.

– То есть творчество Высоцкого в той части, где «главврач Маргулис телевизор запретил», медицински верно?

– Это при том, что во времена Высоцкого был совсем другой телевизор. Мне даже страшно подумать, что будет с нашей маленькой больничкой, если хотя бы на час мы будем включать его в вечернее время. Про психическое здоровье тех, кто смотрит телевизор «на воле», я уже давно не думаю. Иначе сама сойду с ума.

Кадр из передачи
Кадр из передачи "Секс с Анфисой Чеховой".
После этого разговора я не перестал сидеть перед экраном и монитором, но невольно начал анализировать роль сексуального ингредиента в том информационном продукте, который мы потребляем, а также то, как потом это сказывается на нашем поведении. И пришел к выводу, что образ Ленина времен СССР – это дряблая старушкина грудь, по сравнению с тем, какое место в нашем сознании теперь занимают основные сексуальные символы.
Мы все живем во власти жесточайшей диктатуры. Это диктатура мягкой ягодицы. Диктатура большой груди. Диктатура длинных ног и коротких половых отношений.

Если кто-то хочет продать нам задорого что-нибудь ненужное, то на рекламном плакате он ставит рядом с этим ненужным полуголую бабу – и мы должны тут же бежать в магазин. И бежим.

Если ты хотя бы раз в месяц не снимаешь трусы с какой-нибудь новой женской задницы, значит, ты или нездоров, или не мужик. Нам дают это понять, и мы понимаем.

Рынок психического здоровья захватили недоделанные зигмундовы потомки. Голоса нормальных психиатров тонут в болоте «медийной медицины». «Семя в организме мужчины – это раздражитель, который нужно постоянно выплескивать!» «Регулярная внебрачная половая жизнь – лучшее средство от депрессии!» Любопытная деталь – сами авторы подобных мантр, как правило, имеют полный набор признаков импотенции: лицевой целлюлит, плешивые затылки, внушительные животы. Причина этого, на мой взгляд, в том, что если человек невоздержан, то он невоздержан во всем: в сексе, жрачке, бухле и медийном самолюбии.

А теперь попробуйте поговорить с каким-нибудь мускулистым, подтянутым доктором, у которого в кармане не купленная корочка общественно-дворовой академии, а честный государственный научный статус. Он объяснит вам, что склонность здорового организма к воздержанию – это даже не христианская доблесть, а медицинский факт. Мужчины с прекрасными физическими данными, находящиеся в наилучшей спортивной форме, меньше всего испытывают приступы желания срочно залезть в чью-нибудь постель. В Древней Греции обычным явлением было воздержание атлетов, и в наши дни спортсмены более других сдержанны по отношению к слабому полу. Сильный, мужественный, состоявшийся мужчина не делает культа из секса, не является его рабом. Наоборот, он хозяин этого инстинкта, он знает, чего он хочет, кого он хочет и просто так своим семенем не разбрасывается. И только человек слабый – физически, психологически и статусно – позволяет себе считать потребность в размножении «основным инстинктом». Только у таких глаза все время рыскают в поисках голой ляжки, а руки постоянно тянутся не туда. Результат такой беспорядочной и бессмысленной сексуальной жизни — обоюдная деградация: и того, кто сверху, и того, кто снизу.

Когда-то очень давно, когда еще можно было мыслить головой, а не своими мудями и чужими грудями, кто-то очень умный сказал: «В мужском организме есть маленький орган, который всегда голоден, если его пытаются удовлетворить, и всегда удовлетворен, если его держат в голоде». Синоптики говорят, что скоро начнется весна. Время быть мужчиной.
Настоящим.

Дмитрий Соколов-Митрич.

Ненастоящие мужики

Дмитрий Соколов-Митрич о том, каким должен быть настоящий мужчина

Да нормально все. Никуда мужики не пропали. Вон они — ходят по улицам туда-сюда, ездят на своих автомобильчиках, совещаются на своих совещаниях, пилотируют самолеты, летают в космос, парятся в бане, делают бизнес, жмут штанги в спортзалах, а некоторые даже пьют и курят. Но у всех этих мужиков, у всех без исключения, есть один и тот же недостаток. Они — настоящие. А вам какие нужны?

Что такое настоящий мужик? Сейчас я вам его опишу. Это высокая, красивая, стройная, мускулистая, в меру волосатая особь с глазами дикаря и в то же время интеллигента. Он должен быть независимым, но как-то так, чтобы не слишком выходил из-под женского контроля. Характер — сильный, страстный и в то же время нордический. Пусть обязательно любит детей, тещу, но желательно, чтобы немножечко был сволочью, потому что хорошие мальчики быстро надоедают. За ним как за каменной стеной, но дверь в этой стене должна быть всегда нарас­пашку. Еще настоящий мужик много работает ради семьи и в то же время всегда рядом, пусть даже по незначительному поводу — ведь женщине так важно чувствовать себя защищенной. Ну и вообще. Рациональность и расточительность! Ответственность и безрассудство! Безудержная смелость и умение беречь себя! Вроде все, но, кажется, это только начало списка.

Если перевести рассматриваемый нами женский «вопель» о пропаже настоящих мужиков на язык формальной логики, то получится нечто с точностью до наоборот: «Куда делись ненастоящие мужики?!» И ответ будет очень простой: их нет, не было и никогда не будет. Всегда были, есть и останутся мужики настоящие, обыкновенные. 

Ну да, они уже не похожи на средневековых рыцарей и даже на гусар летучих. Сегодня нет нужды махать саблями, завоевывать Святую землю и сражаться за сердце прекрасной дамы. Теперь настоящие мужчины строят яндексы, забивают голы «Барселоне», открывают бозон Хиггса, жгут глаголом мозги людей, покоряют горы и впадины — много есть в современном мире возможностей снискать богатство и честь бескровным путем. На этих путях, как правило, даже брюшко — не помеха. Но как догадалась еще в семилетнем возрасте моя дочь, главное в мальчике — это характер. А характер — это такая зараза, которую не так-то просто убить одной-двумя эпохами. И удельная емкость сильного характера в мужчинах всех времен была примерно одной и той же. В конце концов, слова «тюфяк», «подкаблучник» и «маменькин сынок» не вчера придумали.

Почему же они (женщины) так паникуют? Ведь не может быть, чтобы женщина паниковала просто так. Наверняка есть какая-то серьезная причина.

Я не издеваюсь. Причина действительно есть. 

Давайте мысленно перенесемся в те благословенные времена, когда, надо думать, мужики были настоящими. Какими такими смысловыми оттенками озаряло сознание женщины само слово «мужчина»? Много ли примеров мужского поведения видела она вокруг себя? Раз, два и обчелся. Если это крестьянка, то настоящие мужики для нее — муж, отец, братья, дядья, кумы, соседи, поп, помещик и его управляющий. Если купчиха, то круг расширялся за счет купеческого сословия, если девушка дворянских кровей, то добавляем придворную знать. Образ мужчины был предельно внятен, он исчерпывался элементарным набором мужских качеств в том виде, в каком они проявляются в русском национальном характере.

Но человечество не стоит на месте. Человечество обрастает культурой, следует за инстинктом прогресса, бежит по дорожке глобализации. Купчиха в какой-то момент выучилась грамоте и начала читать любовные романы про рыцарей и принцев — с этого момента окружающие ее «настоящие мужики» заметно потускнели. Дворянка ринулась бороться за народное счастье или как минимум восхищалась людьми, которые на это способны. Теперь все, кроме выдающихся личностей, стали для нее вариантом компромиссным.  Даже крестьянка купила телевизор и уже пятьдесят лет назад она точно знала, что в мире существуют не только русские мужики, но и американские ковбои, испанские мачо,  японские самураи, а также французские ловеласы. Жизнь как-то сразу стала грустна и беспросветна.

Человеческая натура вообще, а женская особенно, любит все хорошее и не любит ничего плохого. В тех многочисленных версиях «идеальных мужчин», которые в избытке преподносит массовая культура, женское сознание выбирает все самые сильные и яркие ноты, а сопутствующие им неприятные призвуки и обер­тоны — решительно отбрасывает.

Настоящий мужик должен быть сильным, отважным и благородным, как чеченец или сицилиец. Он должен почитать старших, уважать женщин и быть готовым умереть, защищая их, в любую минуту. Вот только, пожалуйста, без этих дурацких «убийств чести» и вообще — у женщины в семье должны быть равные права.

Настоящий мужик должен быть страстным и сумасбродным, как испанец,  мексиканец или итальянец. Вот только объект у этой страсти должен быть один, а сумасбродство пусть остается в приемлемых границах. Нечего шляться где ни попадя по ночам, семья превыше всего.

Настоящий мужик должен быть на­дежным и предсказуемым, как европеец. Он должен жить и работать ради семьи, рожать вместе с женой, с первых же дней менять младенцу памперсы и целыми днями катать с ребенком машинки и паровозики. Вот только не надо этого немецко-французского скупердяйства, дотошных брачных договоров и раздельных счетов в ресторанах.

Русские мужики тоже ничего — особенно в том обличье, в каком они обычно предстают в журнале «Семь дней». Новый дом, богатая обстановка, «порше» в гараже, счастливая жена, довольный отец семейства. А то, что через пару лет эта же счастливая жена в этом же журнале, разругавшись вдрызг с мужем, расскажет, как оно было все эти годы на самом деле — ну, так ведь это было у них, а у нас все получится совсем по-другому.

Современная женщина, получив в ощущения самые разные стандарты мужской «настоящести», составляет из них по собственному усмотрению прекрасный букет ожиданий, не принимая в расчет, что у каждого цветочка имеется еще и корневая система, которая выглядит не так привлекательно, как пестик и тычинки. Справедливости ради стоит заметить, что все выше описанное ровно в той же мере касается и проблемы «настоящих женщин». Куда они подевались? Да все туда же — в иллюзии и фантазии. Хочу брюнетку снаружи, блондинку внутри, чтобы была домашней скромницей, но в то же время роковой бестией, умной и одновременно дурой, пусть семья будет у нее превыше всего, но чтобы и карьера всем на зависть — ну, и так далее.

Настоящие мужики, как и настоящие женщины — не продукт, который можно купить в магазине сообразно собственным запросам. Они рождаются, живут, делают большие и маленькие ошибки, много работают, забывают, что сегодня годовщина нашего знакомства, чавкают, ругаются, не закрывают за собой тюбик с зубной пастой, не могут найти общий язык с детьми и демонстрируют много других признаков того, что они настоящие. Не нравится? Ну, тогда вам, наверное, к инопланетянам. Хотя, боюсь, у них те же проблемы.

Читайте также:

Куда исчез настоящий мужчина? Мужественность через призму истории

Зачем географу пропивать глобус, или Куда исчез настоящий мужчина (женский отзыв)

 

Автор: СОКОЛОВ-МИТРИЧ Дмитрий

Переменой мест не избежишь искушений

 

Амма Феодора поведала:
Некоторый инок, одолеваемый множеством скорбей, сказал сам себе: "Уйду отсюда".
С этими словами он начал одевать сандалии на ноги,
и внезапно увидел в углу келлии диавола в виде человека, который также обувался и который сказал ему:
-Из-за меня ли ты выходишь отсюда?
Так вот, во всяком месте, куда бы ты ни пошёл, я уже буду прежде тебя.

Святитель Игнатий (Брянчанинов).
Отечник