evfimi

Category:

«Самое трудное на свете – это Богу молиться и старых родителей кормить»

—  Владыка, мы с Вами уже говорили: молитва – это наше общение с Богом,  для христианина она должна быть необходимой как дыхание. Но мы знаем и  из собственного опыта, и из опыта наших читателей, у которых много  вопросов на эту тему, что научиться молиться и любить молитву очень  трудно. Даже святые говорили: молиться – значит кровь проливать; молитва  требует труда до последнего дня человека... Владыка, почему молиться  бывает так трудно?

— Действительно, молитва — это труд, об этом говорили многие святые. А русский народ сложил очень точную поговорку: самое трудное на свете — это Богу молиться и старых родителей кормить.

Почему же молиться трудно, хотя многие святые имели навык постоянной  непрестанной молитвы? Надо напомнить себе, что такое молитва. Это  предстояние Богу, можно сказать, разговор с Богом, общение с Ним. А что нужно для того, чтобы в нашей обычной жизни постоянно хотеть общаться с человеком?

— Любить его…

— Совершенно верно. Например, вот жених и невеста —они все время  хотят общаться друг с другом, 24 часа в сутки. Потому что есть любовь,  влечение друг к другу. Так и с Богом: должно быть стремление к Нему для того, чтобы молитва не была нудной обязанностью.  Знаете, как иногда говорят: «вычитал правило»? Как будто яму копал…  Конечно, молиться постоянно, живя в миру, сложно, но, по крайне мере, можно обращаться к Богу часто и с любовью.

Я вспоминаю свою юность, когда я просто бежал в храм. Знаю и других  своих ровесников, тех, кто приходил в Церковь еще в советское время. Для  нас это было самым главным, что может быть на земле, и заслоняло  абсолютно всё: и учебу, и работу, и какие-то семейные связи. Мы  буквально «утреневали» ко храму (как сказано в молитве: «утренюет бо дух мой ко храму святому Твоему»),  то есть с самого раннего утра постоянно хотелось быть в храме, видеть,  слышать то, что там происходит. Я помню это чувство, до сегодняшнего дня  память о нем в моем сердце.

Такое живое чувство к Богу должно быть у человека для того, чтобы ему хотелось молиться.  Но, конечно же, оно есть не всегда. Человек —существо крайне  непостоянное, и даже когда он достигает в своей жизни каких-то вершин,  потом у него бывают периоды охлаждения и падения. Но память о том, что  было — о прежних вершинах, будь то отношения с Богом или людьми — должна  согревать человеческое сердце, когда пик чувств постепенно проходит.  Тогда вместо охлаждения будет ровное горение, и потом оно будет  разгораться все ярче. Есть ведь такие случаи, когда супруги, прожив друг  с другом многие десятилетия, в конце своей жизни любят друг друга  ничуть не меньше, а наоборот, даже сильнее, глубже, чем это было в  юности.

Примерно такие же отношения могут быть у человека с Богом. Возможно,  кому-то этот пример покажется не совсем корректным, но он понятен. Не  надо забывать, что общение человека и Бога — это общение двух личностей,  и оно требует того, чтобы человек постоянно возгревал, подпитывал свои  чувства памятью о тех моментах, когда Господь Сам являлся человеческому  сердцу. Вообще, каждый человек, который ходит в храм,— я в этом глубоко  убежден — хотя бы однажды увидел Бога, почувствовал Его близость и еще  здесь, на земле, испытал то чувство, о котором говорил апостол:

не видел того глаз, не слышало ухо, и не приходило то на сердце человеку, что приготовил Бог любящим Его (1 Кор. 2, 9).  

Память об этом даёт человеку силы, когда приходит охлаждение.Когда одна из духовных чад жаловалась в письме святителю Феофану  Затворнику на свою холодность, на то, что она никак не может молиться,  хотя еще вчера радовалась всему и Бога благодарила, он ответил так:  посмотрите за окно — вчера солнышко светило, а сегодня дождик пошел. Это  не зависит от нас с вами. Так же, говорит, и в человеческом сердце — то  одно состояние, то другое. Но нужно научиться претерпевать периоды охлаждения, уныния, забвения о Боге и вновь к Нему возвращаться.

Примерно такие же отношения могут быть у человека с Богом. Возможно,  кому-то этот пример покажется не совсем корректным, но он понятен. Не  надо забывать, что общение человека и Бога — это общение двух личностей,  и оно требует того, чтобы человек постоянно возгревал, подпитывал свои  чувства памятью о тех моментах, когда Господь Сам являлся человеческому  сердцу. Вообще, каждый человек, который ходит в храм,— я в этом глубоко  убежден — хотя бы однажды увидел Бога, почувствовал Его близость и еще  здесь, на земле, испытал то чувство, о котором говорил апостол:

не видел того глаз, не слышало ухо, и не приходило то на сердце человеку, что приготовил Бог любящим Его (1 Кор. 2, 9).  

Память об этом даёт человеку силы, когда приходит охлаждение.Когда одна из духовных чад жаловалась в письме святителю Феофану  Затворнику на свою холодность, на то, что она никак не может молиться,  хотя еще вчера радовалась всему и Бога благодарила, он ответил так:  посмотрите за окно — вчера солнышко светило, а сегодня дождик пошел. Это  не зависит от нас с вами. Так же, говорит, и в человеческом сердце — то  одно состояние, то другое. Но нужно научиться претерпевать периоды охлаждения, уныния, забвения о Боге и вновь к Нему возвращаться.

—  «Около десяти лет я молюсь и обращаюсь со своими нуждами к святой  Матронушке. Просила, конечно, о земном: здоровья, замужества, чтобы дочь  на бюджетное отделение поступила и т.д. Потому что ещё перед смертью  она сказала: «Все приходите ко мне и рассказывайте, как живой, о своих  скорбях». Я слово «скорби» понимаю как земные трудности, проблемы,  печали, неудачи. Но в лекциях богослова профессора А.И. Осипова  говорится, что мы неправильно молимся, прося земные блага. Мы должны  молиться, просить помощи в избавлении от грехов. А когда избавимся от  греха, то Господь, видя наши нужды, Сам даст необходимое. Я теперь в  сомнениях: и Матронушке верю, и профессору А.И. Осипову тоже верю.  Поясните, как правильно молиться? Надо ли исповедоваться в том, что  просила о земных благах?»

— Нет, каяться в этом не надо. Профессор Осипов говорит о высоких  вещах. Но мы пока живём в этом мире, и поэтому нас безпокоят, в том  числе, и вещи житейские, о которых Вы пишете. Я всегда в таких случаях  вспоминаю эпизод из жизнеописания преподобного Амвросия Оптинского.  Однажды к нему пришла крестьянка из соседнего села и пожаловалась, что у  неё мрут индюшата. И старец слушал, сочувствовал, объяснял ей, что и  как делать. Крестьянка ушла утешенная. Было ли такое отношение  правильным? У каждого есть какие-то нужды и скорби, и я думаю, что это нормально, когда человек обращается с ними к Богу.

Другое дело —и здесь я согласен с профессором Осиповым, сам часто об этом говорю,—что наши отношения с Богом ни в коем случае не должны ограничиваться только вот этим «дай, дай, дай»… Если мы христиане, нужно, чтобы мы думали и о каких-то более глубоких вещах, сами старались что-то принести Богу в жертву.

«Сыне, даждь ми твое сердце», — говорит Господь.

Он ждёт от нас нашего сердца, думаю, что это важнее всего.Поэтому при видимой противоречивости позиций, которые приводятся в письме, правы обе стороны. Просить у Бога земных благ можно, и в этом нет ничего ни преступного, ни плохого. Но ограничиваться только этим нельзя,  потому что наша земная жизнь — это подготовка к вечности. Самое главное  —спасение нашей души. Именно этого надо просить у Бога и самим делать  всё, что от нас зависит.

—  Ещё один вопрос из числа тех, что часто можно услышать: «Говорят, чтобы  понять волю Божию, надо помолиться. А как правильно молиться и как  понять, что ответ действительно от Бога?»

— Ещё один  вопрос из числа тех, что часто можно услышать: «Говорят, чтобы понять  волю Божию, надо помолиться. А как правильно молиться и как понять, что  ответ действительно от Бога?»

Есть такое правило: следовать тем обстоятельствам, в которые Господь тебя поставляет. Особенно если человек от сердца помолится и попросит Бога о помощи. А вообще надо во всех жизненных ситуациях руководствоваться Евангелием, и тогда ты исполнишь волю Божию, потому что в Евангелии воля Божия о нас совершенно чётко определена.

—  Следующие несколько вопросов, Владыка, опять об охлаждении в молитве.  Это очень распространенный недуг… «Если сердце на молитву не отзывается  уже продолжительное время, с этим надо смириться и принять? Например,  молятся в храме, а я хочу, но не могу, а потом молитвы даже начинают  раздражать: «Сколько же можно одно и тоже?..»

— Нет, смиряться с этим не надо, а нужно, как сказано у святителя Феофана Затворника, которого я только что цитировал, это состояние как-то переждать.  В древнем Патерике есть интересный эпизод. Один новоначальный монах  спрашивает более опытного: что делать, если нет желания молиться,  наоборот, расслабление, уныние пришло? Старец советует: вставай,  пересиливай себя, пытайся разогреть свое сердце. Монах жалуется, что не  получается. Тогда, говорит старец, возьми свою мантию, завернись в нее и  спи.

Этот совет, хоть он и выглядит шутливым, на самом деле очень мудрый.  Потому что иногда бывает так, что человеку нужно просто прийти в себя,  взять паузу. Но ни в коем случае не соглашаться с таким состоянием, а, отдохнув, постепенно возвращаться к молитве.  И здесь, как я уже сказал, очень важное значение имеет память о том  периоде, когда человек молился и был услышан Богом, когда ощущал  единение с Ним, Его близость.

—  «Уже много лет читаю вечерние и утренние молитвы, но встаю на правило с  огромным трудом. Чем бы ни заниматься — лишь бы не молиться… Как  изменить свое отношение к молитве, как полюбить её?»

— Бывает, что человек просто, что называется, осуетился, то есть  обычные дневные заботы и хлопоты заняли слишком большое место в его  жизни. Но при этом остался такой рудимент: надо встать на молитву утром и  вечером. Конечно, когда живого отношения к Богу нет, через какое-то  время этот рудимент начинает раздражать: ну зачем, спрашивается, тратить  время на то, чтобы одни и те же слова повторять, когда сердце молчит?  Нужно опять же остановиться и разобраться в себе. Причина всегда в самом человеке.

Еще бывает, что человек перестает молиться, держать пост, ходить в  церковь, когда его образ жизни становится далеким от христианского. Мы  ведь какие? Согрешили в одном, в другом, в третьем — но нам ведь тяжело,  и времена такие, все так живут… Все мы знаем этот набор самооправданий.  И постепенно, когда накапливаются какие-то недостатки, грехи, может  быть, даже пороки, молиться становится невозможно. Попытки молиться  вызывают только отторжение.

Причиной может быть всё что угодно. Поэтому всем, у кого похожее состояние, надо подумать, разобраться в себе, в своей жизни и постараться внести коррективы. Тогда человек снова сможет молиться внимательно.

—  Вы как-то говорили, Владыка, об опыте непрестанной молитвы. Но эти  дела, хлопоты, суета, которые сопровождают человека в жизни, они же не  всем мешают молиться, по слову преподобного Серафима Саровского, который  говорил, что молитва делу не помеха?

— Непрестанная молитва — это всё-таки делание монашествующих, да и то  не всегда в наше время это встретишь. В миру к этому стремиться не  надо, но молиться часто можно и нужно. Знаете, есть непрестанная  молитва, а есть её противоположность —непрестанная суета… Вот эту непрестанную суету надо всё-таки отодвинуть в сторону. Кроме того, молитва — это память о Боге. И хорошо приобрести такой навык: вот я хожу, разговариваю, что-то делаю — и всё время помню, что есть Бог, Он над всеми моими делами. А обычно мы живём так, как будто Его нет, и вспоминаем о Нём редко. На самом деле, надо о Нём помнить всегда.

—  Вы как-то говорили, Владыка, об опыте непрестанной молитвы. Но эти  дела, хлопоты, суета, которые сопровождают человека в жизни, они же не  всем мешают молиться, по слову преподобного Серафима Саровского, который  говорил, что молитва делу не помеха?

— Непрестанная молитва — это всё-таки делание монашествующих, да и то  не всегда в наше время это встретишь. В миру к этому стремиться не  надо, но молиться часто можно и нужно. Знаете, есть непрестанная  молитва, а есть ее противоположность —непрестанная суета… Вот эту непрестанную суету надо все-таки отодвинуть в сторону. Кроме того, молитва — это память о Боге. И хорошо приобрести такой навык: вот я хожу, разговариваю, что-то делаю — и всё время помню, что есть Бог, Он над всеми моими делами. А обычно мы живем так, как будто Его нет, и вспоминаем о Нём редко. На самом деле, надо о Нём помнить всегда.

—  «Подскажите, пожалуйста, как правильно поступать, если во время молитвы  в голову лезет всё что угодно, кроме самой молитвы... Читала два  совершенно полярных мнения: перестать молиться, так как Бог всё равно  такую молитву не слышит,— или понуждать себя, молиться через силу».

— Останавливаться ни в коем случае не надо, следует понуждать себя.  Чтобы восстановить внимание на молитве, можно время от времени делать  такое упражнение: когда вы читаете правило и вдруг понимаете, что  внимание «улетело», надо вернуться назад и читать уже со вниманием. Это сложно, и не нужно это делать постоянно, но пробовать надо, чтобы наладить в себе навык внимательного чтения.Ещё у того же святителя Феофана есть замечательный ответ на похожий вопрос. Одна из его духовных чад спросила:

«Иногда я понимаю, что постояла на молитве и ничего в моем сердце не шевельнулось. Что делать?».  

Он ответил:

«Тогда встаньте перед иконами, перекреститесь, вздохните, и скажите: “Господи, я не смогла Тебе сегодня принести мое сердце, прими от меня хотя бы ноги”».  

Он много говорит в своих письмах, что надо приучаться держать себя в порядке, быть собранным.  Например: вот ты лежишь на диване, вспомни, что это неправильно, и  вместо этого сядь, как полагается, выпрямись. Такие вроде бы мелкие  внешние вещи помогают человеку держать себя в необходимых рамках,  потому что, когда мы эти рамки упраздняем, мы растекаемся, теряем свою  собранность. А без этого многое невозможно, не только Богу молиться —  например, учиться. Посмотрите, многое из того, что мы говорим о молитве,  можно сказать студенту, который не умеет учиться, потому что там точно  то же самое: нет внимания. Поэтому многое в жизни человека изменится,  многое станет делать легче, человек будет достигать больших успехов,  если он настроит себя на правильную внимательную молитву.

Хочу посоветовать авторам этих вопросов и всем нашим читателям обязательно прочитать книгу святителя Феофана Затворника  «Что есть духовная жизнь и как на нее настроиться». Это ответы на  подобные вопросы в форме писем. А тем, кто любит читать и не боится  толстых книг, я рекомендовал бы собрание писем святителя Феофана, в  которых содержатся исключительно глубокие, очень ценные, вполне  современные материалы. Святитель отвечает на вопросы своих духовных чад,  которые не так уж отличаются от тех, которые задаются сегодня. В своё  время мне самому эти книги очень помогли.

Эта беседа  с митрополитом Саратовским и Вольским Лонгиным была записана в 2017 году. 

В настоящее время владыка служит на ульяновской кафедре.

#наулицезима

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded