evfimi

Размышления в полёте

  Есть  такая распространенная в наши дни болезнь –   аэрофобия. Это когда  человек панически боится   авиаперелетов. Боится порой настолько, что,  невзирая на   необходимость, никак не может заставить себя подняться на    борт самолета и отправиться в предлежащий ему путь. Или же    заставляет, но всю дорогу то краснеет, то бледнеет, то   бросает его  бедного в жар, то бьет его озноб. А стоит   самолету попасть в зону  турбулентности, как бедолага   начинает испуганно озираться по сторонам,  словно пытаясь в   подтверждение своих худших опасений увидеть страх в  глазах   стюардесс или, на худой конец, своих попутчиков. 

   Кто-то бывает вынужден запасаться сердечными препаратами,   кто-то –  понижающими артериальное давление, кто-то   – успокоительными. Ну а  некоторые стараются пронести   на борт самое распространенное у нас, да и  во всем мире,   успокоительное – алкоголь. 

   К лечению аэрофобии подходят сегодня весьма серьезно. Есть    специальные курсы по ее преодолению. Есть целая программа   выхода из  этого патологического состояния. Предлагают свои   услуги страдающим  этим страхом не только психологи, но и   гипнотизеры. 

   Я лично не испытываю перед путешествием сквозь воздушную   стихию  особенного страха. Но в то же время могу сказать,   что летать в целом  не люблю. Дело в том, что я в принципе   не понимаю, каким образом  тяжеленная стальная махина   сначала отрывается от земли, поднимается на  огромную   высоту, а затем еще и рассекает пространство с такой    колоссальной скоростью. Наверное, виной тут склад моего   ума – совсем  не технический. Я пытался что-то об   этом читать, слушал объяснения  людей, куда более грамотных   в данной области, и всё равно ничего не  запоминал. 

  А  потому после взлета (а иногда и до) в мое сердце вместе   с недоумением  закрадывается всегда и определенное   беспокойство. Вдруг отвалится  шасси? Или откажет   двигатель? Или даст сбой функция автопилота? Или,  наконец,   «не в форме» окажется сам пилот? Да мало ли   вообще может  быть поводов для разного рода сомнений, когда   в принципе не можешь  взять в толк главного: почему он   всё-таки летит? 

   Для того, чтобы преодолеть это волнение, мне, конечно, не    приходится прибегать к «спецсредствам» –   лекарственным или каким-то  иным. Не возникает   необходимости ни в услугах психолога, ни,  разумеется,   гипнотизера. Чтобы справиться с ним, я делаю то, что и   подобает   верующему человеку, а тем паче священнику: молюсь.   Причем нередко – с большим   чувством и усердием, нежели стоя на твердой, не внушающей   никаких опасений земле. 

   Однажды мы летели куда-то (уже и не скажу – по делам   или же это  была паломническая поездка) вместе с моим очень   хорошим другом,  человеком намного старше меня, верующим,   но далеко не церковным. И я,  когда самолет еще только брал   разбег, задал свой обычный вопрос –  благо было к   кому его обратить: 

  – А почему он всё-таки летит? 

  И мой друг, журналист, исколесивший за долгие годы   практически весь мир, неожиданно ответил мне: 

  – Поверишь: я и сам не знаю! Не понимаю в этом   ничего… 

  Немного помолчав, он добавил: 

  – Я думаю, что скорее всего это потому, что Богу так   угодно… Да, точно, так оно и есть! 

   Помню, мне его ответ тогда очень понравился. И,   безусловно, не тем  лишь, что дан был с присущим ему   юмором. Нет, так ведь оно на самом  деле и есть. Можно   привести множество различных объяснений, рассказать  о тех   законах физики, которыми обусловлена возможность    воздухоплавания как таковая. Но лучше – вспомнить о   Творце  всего   вообще и этих законов в частности, и всё сразу встанет на    свои места, всё наилучшим и наипростейшим при том образом   разъяснится.  

  Нравится  мне этот ответ и сейчас – когда я вновь   воспользовался услугами  авиаперевозок. Не нравится другое.   Отчего же именно беспокоюсь и  переживаю я в воздухе?   Оттого, что этот вид путешествия наиболее  опасен,   рискован? Но статистика этого не подтверждает. Оттого, что    боюсь высоты? Но высота воспринимается при взгляде из   иллюминатора  скорее как некая абстракция, да и не всегда я   сижу рядом с ним. Отчего  же? Оттого, судя по всему, что   что-то подсказывает мне: отправляясь в  полет, ты должен   всецело довериться… Нет, не компании-изготовителю,    не точнейшим приборам, не искусству пилотов и даже не   упомянутым выше  законам физики. Я должен довериться   Богу

   И что ж? Получается, что именно эта необходимость   заставляет меня  тревожиться? Меня беспокоит тот факт, что   ничего во время полета не  зависит собственно от меня   – моих действий, умений, способностей,  воли, в конце   концов? Как ни крути, а получается так. 

   Интересно… Значит во всё остальное время своей   жизни (кроме  каких-то особенно трудных ее моментов,   разумеется) я рассчитываю и  надеюсь на себя самого, сам   руковожу, управляю обстоятельствами,  ситуацией и потому   чувствую себя более комфортно, нежели в небе? Вот    глупость… 

  Господи! Прости мне неразумие мое! 

   Ведь на деле выходит, что в небе-то мне как раз всего и   безопасней:  тут я могу не бояться собственного неразумия,   импульсивности,  неосмотрительности, здесь мои неправильные   действия, мои ошибки меня  не погубят. В небе я, и правда,   в большей степени, чем на земле, в  руках Божиих. Не   потому, что Господь как-то принципиально иначе  промышляет   об авиапассажирах, нежели о тех, кто путешествует поездом,    на машине или пешком. А по вышеуказанной причине:   оторвавшись от  земли, я куда меньше могу Его воле   противиться. 

   Думаю обо всем этом, слушая ровное гудение двигателей,   чувствуя,  как несемся мы сквозь воздушное пространство, и   даю себе слово: больше  я не гадаю о том, почему самолеты   летают и почему иногда падают.  Больше ни о чем, взойдя по   трапу, не тревожусь. Но и спустившись,  опять же, по нему,   стараюсь жить так, словно и не спускался: помня, в  Чьих я   руках. Как на небе, так и на земле. 

Игумен Нектарий (Морозов)


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded