evfimi

Category:

18 ноября 1988 г.

"Получил известие о гибели о. Рафаила. Он разбился на машине, 60 км от Новгорода.

Отцу Рафаилу

Нашёл бы я тяжёлые слова

О жизни, о холодности могилы,

И речь моя была бы так горька,

Что не сказал бы я и половины.

Но хочется поплакать в тишине

И выйти в мир со светлыми глазами.

Кто молнией промчался по земле,

Тот светом облечён под небесами".

Из дневника иеромонаха Василия (Рослякова) оптинского новомученика

*****

"Тридцать два года назад ушло на небо наше порховское солнце. Тридцать два года оно согревает нас горячими молитвенными лучами сверху. Уникальная личность - отец Рафаил...

Даже  после ухода он продолжает обретать всё новую и новую паству, которая  горячо любит своего наставника, знакомого только по книгам и  воспоминаниям.

В этот день за упокой души иеромонаха Рафаила  служатся панихиды, совершаются проскомидии, читается 17 кафизма  Псалтири, раздаётся помин. А наш батюшка радуется на небе детской  евангельской радостью...

Выпьем чаю - каждый в своём семейном кругу, помянем родную нам душу!"

Е.Позднякова

«Несвятые святые» 

Тридцать два года назад…

Отец Рафаил (Огородников) был настоящий монах. Хотя и большой хулиган. А за влюблённых в него девчонок переживал больше их самих.

Нет,  не этого рода слабости явились для отца Рафаила главным искушением.  Таким искушением стала для него, казалось бы, полная ерунда, нелепость,  совершенно несерьёзное пристрастие.

Есть такой закон в духовной жизни: монаху нельзя ничего очень сильно желать, кроме Бога.  Ни в коем случае. Не имеет значения, чего именно – архиерейства,  учёности, здоровья, какой-нибудь материальной вещи. Или даже старчества,  духовных дарований. Всё придет, если будет на то воля Божия. Отец  Рафаил, конечно, об этом прекрасно знал. Но, всё же у него была  страстная мечта.

Его смирение касалось всего, кроме, как ни странно, как ни смешно это произнести… автомобиля.

Если  человек чего-то очень настойчиво хочет, причём во вред себе, Господь  долго и терпеливо, через людей и новые обстоятельства жизни, отводит его  от ненужной, пагубной цели. Но, когда мы неуклонно упорствуем, Господь  отходит и попускает свершиться тому, что выбирает наша слепая и немощная  свобода.

Однажды этот духовный закон начал действовать и в жизни отца Рафаила.

Как-то  он очень помог одному человеку в решении его семейных проблем. Здорово  помог – сохранил семью. В благодарность тот, не помню точно – подарил  или продал отцу Рафаилу за символическую сумму свой старый «Мерседес».

Машина  была ярко-красного цвета. Но всё равно отец Рафаил был от этого подарка  в полном восторге. Мы не преминули напомнить счастливому обладателю  иномарки недавние времена, когда он горячо уверял, что ни за что на  свете не станет ездить на автомобиле расцветки коммунистического флага.  На это отец Рафаил даже с некоторым высокомерием разъяснил, что мы  ничего не понимаем: его новая машина окрашена в идеальный пасхальный  цвет…

Господь на целый год отвёл беду. Отец Рафаил никогда не был  скрягой. По первой же просьбе он отдал «Мерседес» на неделю –  попользоваться нашему общему другу Коле Филатову. За несколько дней тот  угробил машину, даже умудрился намертво заклинить мотор. Понадобился  длительный и очень дорогостоящий ремонт. Но и это не остановило отца  Рафаила.

Почти год, пока в какой-то московской кооперативной  мастерской возились с этой злосчастной машиной, отец Рафаил в поте лица  бегал по требам, занимал деньги… С болью мы смотрели на всё это, но  ничего поделать не могли. Думали: ладно, обойдётся, получит он свой  автомобиль, наиграется и снова вернётся к нам – прежний отец Рафаил.

Наконец  его мечта сбылась. В московской мастерской сделали именно ту машину, о  которой он мечтал. Перебрали двигатель. Поставили новые колёса. Даже  перекрасили кузов в чёрный – монашеский цвет. Наконец отец Рафаил достал  где-то «родные» мерседесовские стеклоочистители…

Про него отец Иоанн (Крестьянкин) говорил: «Ну как, летает ангел Рафаил? Что-то быстро он летает».

Ранним утром 18 ноября 1988 года  он сел в машину своей мечты. Помчался к себе на приход и разбился на  четыреста пятнадцатом километре Ленинградского шоссе под Новгородом.

Хоронили  отца Рафаила, как и положено, через три дня. Был день его именин –  праздник Архистратига Михаила и всех Ангелов и Архангелов. Отец Рафаил  не раз говорил:

«Только бы умереть, не отпав от Церкви! Величайшее счастье каждому православному христианину, если он умрёт, оставаясь в Церкви. За него будет совершаться литургия. Церковь имеет величайшую силу изымать грешников даже со дна ада».

На  его похороны съехалось множество потрясённых и потерянных от  неожиданного горя людей. Отец Иоанн, к которому обратились духовные дети  отца Рафаила с недоуменным вопросом, почему всё так произошло, ответил в  письме: «Путь странствия отца Рафаила кончился. Но у Господа нет  мёртвых, у Господа все живы. И Он один знает, когда и кого позвать из  жизни сей».

Как отец Рафаил пил чай

Люди относились  к отцу Рафаилу по-разному. Встречались те, кто его просто терпеть не  мог. Другие – а таких было гораздо больше – утверждали, что отец Рафаил  изменил всю их жизнь. К примеру, один из трёх молодых монахов, убитых на  Пасху 1993 года в Оптиной пустыни, иеромонах Василий (Росляков), говорил: «Я отцу Рафаилу обязан монашеством, я ему обязан священством, да я ему всем обязан!»

В  чём же был секрет такого необыкновенного воздействия отца Рафаила на  души людей? Чем он занимался помимо обычной для деревенского священника  церковной службы по праздникам и воскресным дням? Ответить на этот  вопрос нетрудно. Те, кто был с ним знакомы, скажут, что отец Рафаил в  основном занимался лишь тем, что пил чай. Со всеми, кто к нему приезжал.  И всё. Хотя нет! Иногда он ещё ремонтировал свой чёрный «Запорожец»,  чтобы было на чём поехать к кому-нибудь в гости – попить чайку. Вот  теперь действительно всё!

С точки зрения внешнего мира, это был  самый настоящий бездельник. Некоторые его так и называли. Но,  по-видимому, у отца Рафаила была какая-то особая договорённость с  Господом Богом. Поскольку все, с кем он пил чай, становились православными христианами.  Все без исключения! От ярого безбожника или успевшего полностью  разочароваться в церковной жизни интеллигента до отпетого уголовника. Не  знаю ни одного человека, кто, познакомившись с отцом Рафаилом, после  этого самым решительным образом не возродился бы к духовной жизни.

При этом, правду сказать, отец Рафаил даже проповеди не умел как следует составить. В лучшем случае: «Э-ээ… М-эээ… Братья, сестры, того… С праздником, православные!»

Однажды  мы, правда, застыдили его и убедили произнести проповедь в день  престольного торжества. Он с энтузиазмом взялся за дело, но в результате  получилось такое позорище, что все чуть не умерли от стыда, хотя сам  отец Рафаил был весьма собой доволен.

Но, попивая чаёк за покрытым  клеёнкой деревенским столом, он совершенно преображался, когда к нему  из мира приезжали измученные и усталые люди. Выдержать такой безконечный  наплыв посетителей, зачастую капризных, на всё и вся разобиженных,  настырных, с кучей неразрешённых проблем, с безконечными вопросами,  обычному человеку было бы просто невозможно. Но отец Рафаил терпел всё и  всех. Даже не терпел – это неточное слово. Он никогда никем не  тяготился. И прекрасно проводил время за чаем с любым человеком,  вспоминая что-нибудь интересное из жизни Псково-Печерского монастыря,  рассказывая о древних подвижниках, о печерских старцах. Потому от  сидения с ним за чаем невозможно было оторваться. Хотя, скажем честно,  одними только разговорами людей, безнадёжно заблудившихся в нашем  холодном мире и, что ещё страшнее, в самих себе, не изменишь. Для этого  нужно открыть им иную жизнь, иной мир, в котором безраздельно  торжествуют не безсмысленность, страдания и жестокая несправедливость, а  всесильные и безконечные вера, надежда и любовь. Но и не только  открыть, издалека показав и поманив, а ввести человека в этот мир, взять  его за руку и поставить перед Самим Господом Богом. И лишь тогда  человек вдруг сам узнает Того, Кого он давным-давно, оказывается, знал и  любил – единственного своего Создателя, Спасителя и Отца. Только тогда  жизнь меняется по-настоящему.

Но весь вопрос в том, как попасть в  этот удивительный мир. Это невозможно никакими обычными человеческими  способами. Никакой земной властью. Ни по какому «блату». Ни за какие  деньги. В этот мир нельзя и краешком глаза заглянуть, даже при помощи  всех разведок и спецслужб. А ещё выясняется, что в него нельзя  величественно прошествовать, скажем, просто закончив Духовную академию и  даже получив священнический и епископский сан.

Но зато туда  спокойно можно было доехать с отцом Рафаилом на его чёрном «Запорожце».  Или этот мир вдруг открывался тем, кто сидел в приходском домике в  Лосицах и попивал с отцом Рафаилом чаёк. Почему так происходило? Просто  отец Рафаил был гениальным провожатым по этому миру. Бог был для него Тем, для Кого он жил и с Кем он сам жил каждый миг. И к Кому приводил всякого, кто посылался в его убогую прихрамовую избушку.

Вот  что неудержимо притягивало людей к отцу Рафаилу. А их собиралось у  него, особенно в последние годы, немало. И отец Иоанн присылал к нему  молодежь, и некоторые московские духовники. Отец Рафаил принимал всех, и  никто в его доме не был лишним.

Многим он просто выворачивал  наизнанку всё их привычное мировоззрение. Он умел, хотя и в свойственной  ему почти легкомысленной манере (это для того, чтобы самого отца  Рафаила не воспринимали слишком всерьёз), давать такие точные,  неожиданные ответы на вопросы собеседников, что порой дух захватывало –  какая вдруг открывалась правда жизни!

Однажды мы подсадили в  «Запорожец» какого-то попутчика, довезти до Пскова. Вместо того чтобы  поблагодарить отца Рафаила, этот сердитый чудак принялся на чём свет  стоит ругать священников:

– Вы, попы, все жулики! На что живёте? Бабок обманываете!

Отец Рафаил, как обычно, добродушно отнёсся к его брани, но тут же всерьёз предложил:

–  А ты попробуй – обмани бабку. Бабка старая, всю жизнь прожила, ну-ка  обмани её! Это ты наслушался на партсобраниях, и тебя, как пластинку на  патефоне, заело.

Пассажира эта мысль просто сразила.

– Да-а!.. Мою бабулю поди обмани… Или, скажем, тёщу!..

Потом  он всю дорогу не отставал от отца Рафаила, расспрашивая обо всём на  свете, но по большей части о церковных непонятностях, о покрытых для  него мраком праздниках и дедовских обычаях. На прощанье отец Рафаил  пригласил его приехать на приход попить чайку.

Или как-то отец  Рафаил шёл мимо кладбища и услышал, как за оградой какая-то женщина  кричит, воет, убивается над могилой. Спутникам отца Рафаила стало не по  себе от передавшегося ужаса и безысходности.

– Как страшно плачет эта раба Божия… – сказал кто-то.

Но отец Рафаил ответил:

Нет, это не раба Божия! Это плачет неправославный человек. Христианин с таким страшным отчаянием горевать не может.

РЕЦЕПТ "РАФАИЛОВСКОГО" ЧАЯ:

"Отец Рафаил  только сам заваривал чай. Нужно было не упустить, когда появится «белый  ключ» — это пузырьки, поднимающиеся со дна чайника струйкой перед тем,  как он закипит. Для этого включали свет на кухне и ждали, как появятся —  сразу снимали с огня. Заварной чайник трижды ополаскивали горячей  водой, заварку заливали на 1/3 чайника, через пять минут доливали воды.

Если что-нибудь я упускала, то батюшка заставлял всё вылить, налить заново воду, не доводя до кипения, вновь заваривать".

Е.Позднякова, из книги «Монахи - возлюбленные дети Господни»

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded